Пожалуй, акулы пера увидят в этом заголовке лишь провокацию. Однако, знак вопроса здесь неуместен. Причём, такой вывод можно сделать, проанализировав исключительно открытые источники и немного зная расклад сил между Москвой и Краснодаром. А он таков: команда, которая держит Кубань в ежовых рукавицах, уже лет пять имеет некий карт-бланш от влиятельного человека в окружении Путина. И всё оставалось бы в их руках по прежнему, если бы не эта благословенная и, вместе с тем, треклятая, Олимпиада. С одной стороны – деньги, с другой – надо работать и работать по правилам капитализма. Второе – невыполнимо. Экономика Краснодарского края держится на откатах, как ни в одном другом субъекте федерации. Итого: Олимпиада под угрозой кадрового дефолта. Воровать нельзя, а иначе – не можем.

В этой ситуации, люди, контролирующие Ткачёва и всех его подчинённых, лихорадочно тусуют те карты кадры, которые есть. А они – ни в какие ворота. Потому что, за последнее десятилетие, всех маломальски дееспособных посадили на финансовую иглу. Принцип “мы даём тебе, ты возвращаешь нам” – единственный, оставшийся в силе. У кого были ещё принципы – тот ретировался. И маячит самая печальная перспектива: называется, мы его теряем. И, если не вкорячить сейчас на место главы города какого-либо кубанского гения, следующей попытки уже не будет. Вопрос – кого?

Конечно Пахомова, йопт! Знаток сельского хозяйства, самой большой заслугой которого жители Анапы поголовно называют операцию “сделал набережную”. Косноязычный и неубедительный чиновник, не замеченный в каких-либо серьёзных противостояниях, до смешного похожий на своего начальника – как бы хозяина Кубани. Нервный и заранее уставший от этого Сочи, в котором даже подчинённые с первого дня зовут его “кубанцОм”. Хороший мужик, который жил себе спокойно и никому не мешал. Делал вид, который требовали, надувал щёки. Готовился к уютной старости. И что теперь? А теперь впереди отставка за свою профнепригодность. И за чужие ошибки. Ну, и прокуратура с допросами, ясный пень.

И Москве он не нужен. Ей вообще не нужны любые “ткачёвские”. Заканчивается микроэпоха и этого агрария. Срочно требуется работяга без нимба, пиара и прочей чепухи. Да, ещё проблемка – он должен быть неглупым. Кто? Где взять? А никто и негде.

Из тех, кто близок к власти, желающих не находится. Все эти байки про распилы олимпийских денег убедят только идиота. Слишком дорого такой куш обойдётся будущему мэру. Так или иначе, социалистическая экономика загнёт любого талантливого менеджера в эротическую позу. И, ближе к четырнадцатому году, его имя будет “проклято и забыто”. И здесь нужен Немцов.

Оппозиционеру абсолютно нечего терять, тем более – управленцу его уровня. Ему до лампочки кубанские “магарычи” и критика Путина. Он будет спокойно работать, не потея холодными ручьями от замечаний правительства. По большому счёту – человек сознательно берёт на себя ответственность за хаос, созданный Президентом и компанией. Немцов сегодня – лучший выход для Москвы. И, пожалуй, единственный.

Интересный факт. В очередном интервью господин Немцов оценил свои шансы на победу так: “если выборы будут честными – стопроцентно”. Разумеется, ему известно, что в сегодняшней России не то что честных… вообще, выборов нет. Есть команды сверху и вертикаль. Но, два месяца заниматься клоунадой этот кандидат не станет. Не тот уровень. Он знает гораздо больше нас с вами и, скорее всего, его знание имеет большее значение, чем финансовые инструменты кубанских теневиков.

“Ткачёвских” больше не могут прикрывать в Москве. Имитация бурной деятельности привела Сочи к транспортному коллапсу, чрезвычайной экологической ситуации. И самое неприятное – к резкому росту социальной напряжённости. В тоже время, Кубань стала одним из самых коррумпированных регионов России. Поэтому, “крыша” съезжает. Разбирайтесь сами, пацаны, это ваша стрелка.

Что касается одобрения кандидатуры Немцова, не следует думать, что кто-то Главный позвонил нашему герою и сказал: “чувак, двигай, я там помогу”. Разумеется, ни о какой прямой поддержке речи быть не может. Так… эхом прокатилось по коридорам короткое и равнодушное “пусть пробует, посмотрим”. Но, за этим равнодушием – последняя надежда Кремля.