Мы были уверены, что соревнования саночников принесут нам медаль. Только не знали какого достоинства, поскольку в этом сезоне на этапах Кубка мира за первое место рубились наш Альберт Демченко и итальянец Армин Цоггелер. И было понятно, что именно они должны были разыграть «золото» и «серебро».

Казалось, что у Альберта отличные шансы вырвать-таки «золото»: на предолимпийских тренировках он опережал Цоггелера и показывал самые быстрые секунды. Да и трасса в Уистлере — самая скоростная в мире, была создана, казалось, как раз для Альберта. Но в расчеты специалистов и болельщиков вмешался злой рок.

В день открытия Олимпиады на санной трассе во время тренировки разбился насмерть грузинский спортсмен Нодар Кумариташвили. Первоначально старты хотели вообще отменить, и тогда комплект медалей не был бы разыгран. Но затем руководство Международной федерации приняло другое решение: соревнование провести, но в целях безопасности дистанцию сократили, и мужчины были вынуждены отправляться в путь с женской стартовой позиции, которая расположена значительно ниже.

Если быть точным, то стартовая точка была перенесена с 1374 метра на 1198. Это сыграло против фаворитов. Тяжелые, мощные и быстрые Цоггелер и Демченко просто не успевали набрать скорость на укороченной дистанции. Уже после первого дня, когда лидерство захватили немцы Лох и Мюллер Демченко, шедший четвертым сказал о своих шансах: «Они равняются нолю!» Тем не менее, в заключительный день Альберту почти удалось совершить невозможное. Отрыв Цоггелера, который занимал третье место (первое и второе было уж не достать) практически растаял. Но на финише итальянца и россиянина разделило незримое мгновение — три сотых секунды! Демченко только четвертый, а от сборной России уплыла считанная медаль.

– Альберт, справедливо ли, что вы с Цоггелером не знали равных себе весь сезон, должны были делить первое-второе место, а в итоге из-за упрощения дистанции остались за бортом?

– А мы с Цоггелером и так поделили места. Только это были места с третьего по четвертое. Я для себя не ищу оправданий, все были в равных условиях. Если бы я не запорол первую попытку, то медаль была бы в кармане.

– Были основания опротестовать решение о переносе?

– Там от нас ничего не зависело. Технический регламент соблюден, длинна трассы достаточная для проведения мужских соревнований. Другое дело, что настраивались на мужской старт — там трасса гораздо круче, а на пологой и короткой дистанции мы немцам проигрывали на разгоне одну десятую. В нашем спорте это катастрофа.

– Что будете теперь делать?

– Готовиться к Сочи-2014. Я там буду выступать с дочкой. Виктории 14 лет она тоже занимается санным спортом. Уже есть небольшие успехи. К сочинской олимпиаде ей будет 18 лет, а мне 42, выступим дуэтом.

– Вы ее тренируете?

– Нет, папа ей только сани делает.

– Что останется в памяти от этих Игр?

– Нодар Кумариташвили. Мы с ним были хорошо знакомы. Грузинская и российская команды тренировались вместе на протяжении последних двух трех лет. Я хорошо знал еще его дядю Томаза, который тренировал сборную Советского Союза еще в далекие девяностые.

– У вас есть объяснение почему погиб Нодар?

– Мне кажется, что тут нахимичили канадцы. Они очень хотели завоевать здесь хоть какую-то медаль. И в последнем тренировочном заезде по непонятной причине были закрыты тенты на трассе, хотя не должны были этого делать. Понятно, что погода была солнечная, и они хотели закрыть ледовый жолоб, чтобы он не таял. Но везде и тем более на олимпиадах обычно ставят волонтеров на каждый тент и перед проездом спортсмена их открывают, а потом закрывают. Может на тренировках волонтеров не хватало, но, так или иначе, виражи были закрыты и он просто потерял ориентацию в пространстве. Я знаю это по себе, потому что я ехал впереди Нодара и мне было не комфортно ехать по закрытой трассе. А он парень совсем молодой, видимо, опыта не хватило.

Комсомольская Правда